Публикации в прессе

Радость

Любой человек школьного возраста знает песни Евгения Крылатова. Это можно см ело ут­верждать, даже не проводя социологического опроса.

Может быть, любой человек школьного воз­раста и не смотрел все 120 фильмов, к которым композитор Крылатое написал музыку, но песни его лиричные и романтичные, веселые и ра­достные, светлые, как само детство, знают все. "Крылатые качели*', "Прекрасное далеко", "Лесной олень", "Не надо бояться", "Ваши глаза", "Где му­зыка берет начало" - сосчитать все песни можно, но трудно!

Где музыка Евгения Крылатова берет начало? Какой он, компози­тор, написавший столько прекрас­ных детских песен? Каким он был в детстве? Как, когда, почему стал сочинять музыку?

Все эти вопросы я задала композитору Евге­нию Павловичу КРЫЛАТОВУ.

И вот что он рассказал.

- Когда я вспоминаю свое детство, я всегда вспо­минаю маму. Ее улыбку, голос, лицо, руки. Все хоро­шее во мне - от мамы. Она была простая женщина из деревни, жилось ей тяжело, но она всегда забо­тилась обо мне, мы с ней очень любили друг друга. Я не помню, чтобы мама когда-нибудь читала мне нравоучения, но она знала, наверное, тысячу посло­виц, прибауток - теперь я бы сказал, "нравственного содержания" - и всегда умела вовремя и к месту вспомнить какую-нибудь из них.

- Ваша мама хотела, чтобы вы стали компози­тором?

- Нет, что вы! Родители даже не понимали, что это за профессия такая - музыкант. Как это можно быть музыкантом. Правда, и мама, и папа очень любили музыку, а отец даже научился играть на скрипке, когда был уже взрослым человеком. Но для меня?.. Они очень хотели, чтобы я был врачом. Или, может быть, агрономом. В детстве у меня было слабое здо­ровье, и они считали, что работа на свежем воздухе будет мне полезна.

- Почему же появилась в вашей жизни музыка?

- Дома у нас был большой черный репродуктор. Мне потом родители рассказывали, что, когда пере­давали музыку, я бросал все свои дела, все игрушки, стоял и смотрел на репродуктор, как завороженный. Позже я стал петь вместе с ним, размахивал руками - дирижировал. И меня отвели в Дом пионеров, в музыкальный кружок. Потом мы переехали в Пермь, и я уже стал заниматься в музыкальной школе.

- Когда вы начали сочинять музыку?

- Лет с восьми, примерно, но никогда не стал бы композитором, если бы в моей жизни не появилась Ирина Петровна Гладкова. Она приехала в Пермь из Одессы. Прекрасный музыкант, композитор, вокруг нее сразу образовалось какое-то "поле духовности". Если бы не она - я бы никогда не поступил в Москов­скую консерваторию. Кроме того, что она была талантливым музыкантом, она была очень добрым человеком. У меня был друг Саша Немкин. Знаете, как занима­лась она с нами? Мы жили далеко от центра, в рабочем поселке, трамваи ходили плохо, но рано утором, в полседьмо­го, в любую погоду, бывало, открываешь дверь - холодно, дождь, снег, - Ирина Петровна уже была у нас, и мы в полседьмого утра (!) уже играли Шу­мана.

Ни с меня, ни с Саши Немкина денег Ирина Петров­на за уроки не брала...

- У вас в детстве было много друзей?

- Да, и многие остались моими друзьями до сих пор. Это те, с кем я учился в школе и занимался в спортивной секции - я очень любил баскетбол. Од­нажды мне нужно было ехать на соревнования в Горький. В то же самое время в Казани проходил конкурс пианистов. Но я предпочел спортивные со­стязания. Ирина Петровна обижалась на меня. Сей­час я, наверное, выбрал бы конкурс пианистов.

- Вы были послушным ребенком или озорни­ком?

- Я был удивительно послушным ребенком, очень хорошеньким, играл Шопена, меня даже называли "девичий пастух".

- И вы никогда в детстве не дрались?

- Нет, ни-ког-да! Я вырос в простой рабочей семье, но не дрался никогда. Бывало, post factor, я очень жалел, что не подрался, часто мечтал, что подерусь, но - нет, не получалось у меня драться. А вот мой сын может обидчика отколотить.

- Почему вы пишете детскую музыку?

- Детской музыки не бывает. Есть просто музыка. Я очень люблю кино и театр. И очень люблю хорошие стихи. Я всегда пишу музыку только на стихи, уже законченные, только на стихи высокого художествен­ного качества. Почти все свои песни для детей я написал на стихи Юрия Энтина - он очень талантли­вый поэт. Что же касается "взрослого" репертуара - у меня есть песни на стихи Роберта Рождественско­го, Беллы Ахмадулиной, Евгения Евтушенко, Игоря Шаферана.

- А вас не вдохновляет поэзия XVIII, XIX веков?

На классику писать песню, по-моему, невозмож­но. Ведь классические произведения несут в себе печать своего времени. Для них больше подходят романсы, баллады, камерные жанры. Хотя я написал романс на стихи поэтессы Евдокии Ростопчиной – современницы Пушкина - "Вы вспомните меня". Ва­лентина Толкунова его замечательно исполняет. Я специально для нее написал этот романс.

- Чем вы занимаетесь в те часы, когда не пи­шете музыку?

- Очень люблю читать. Но все равно больше всего я люблю музыку. Даже когда сам не работаю, то слушаю чужие произведения - классику или новые сочинения моих коллег.

- Евгений Павлович, помните, был однажды такой случай. Наш хор "Радость" исполнял песню "Ласточка", и Татьяна Александровна сказала вам: "Какая красивая песня, я раньше думала, что она - народная". Что такое, по-ва­шему, народная музыка, народная песня?

- Я думаю, та песня народная, которую все поют.

- Значит, вы пишете исключительно народные песни!

                                                                                                                Беседу вела А. Пыхтина

 

В Москве чествовали композитора Евгения Крылатова

Телекомпания "Центр"

23 февраля 2009

Классика детской песни исполнилось 75 лет; назовите фильмы "Достояние республики", "Чародеи", "Ох уж эта Настя", "Приключения Электроника" - и знакомые песни вспоминаются сразу

В Москве чествовали в полном смысле классика детской песни. Композитору Евгению Крылатову исполнилось 75 лет. Назовите фильмы "Достояние республики", "Чародеи", "Ох уж эта Настя", "Приключения Электроника" - и знакомые песни вспоминаются сразу.

Евгений Павлович рад такому вниманию. Говорит, в жизни его почти никогда не узнают в лицо. Только по песням из мультфильмов и кино.

Евгений Крылатов, композитор, народный артист России:
- А как вас? Я говорю: «Евгений Крылатов». Она так смотрит. Говорит: «Извините, ради Бога». Я говорю: «Что вы, что вы». Говорит: «Я не знаю». Я говорю: «Такого не может быть». «Я очень люблю эти истории». Я говорю: «Давайте на спор. Ложкой снег». Когда я дохожу до «Прекрасного далека», она останавливает машину и говорит: «Я в шоке! Я сейчас маме позвоню. Мама!»

Он уже привык к таким историям. Но никогда не стремился стать известнее своей музыки. И даже юбилей не хотел отмечать публично. Однако друзья настояли, все организовали и пригласили самых важных поклонников - детей.

Людмила Швецова, первый заместитель мэра в правительстве Москвы:
- Ребята, бурные аплодисменты. Евгений Павлович не только детский композитор. Он написал очень много взрослых песен. Да и его детские песни поют взрослые с большой радостью. Но все-таки самые важные его друзья, те, кому он посвящал и будет посвящать свое творчество - это вы, дорогие мальчики и девочки. А есть ли у вас любимые песни Евгения Павловича?

И вот, как по заказу, самые любимые песни. Хору маленьких зрителей аккомпанирует сам маэстро.

Композитор потом признается: ему приятно, что его песни известны нескольким поколениям, но еще приятнее, когда нынешние дети их поют. Хотя модным быть он не стремится и до сих пор пишет по-своему, но обязательно на красивые стихи. Особенно плодотворным оказался союз с поэтом Энтиным - чего стоит одно только "Прекрасное далеко".

- С днем рождения!

Евгений Крылатов, композитор, народный артист России:
- Спасибо. Я думаю, что за 75 лет это самый лучший день рождения в моей жизни. Я говорю совершенно честно. И всем огромное спасибо!

http://www.tvc.ru/showNews.aspx?top=5&id=36cc1d55-95f2-4581-a3ba-fc08706aa29a

В Зеленограде прошел фестиваль армейской песни (Москва)

С 29 апреля по 1 мая в Зеленограде прошел международный фестиваль армейской песни "Виват, Победа". Как сообщили корреспонденту ИА REGNUM в окружном Управлении культуры,участвовало около 100 артистов из Армении, Белоруссии, Казахстана, Украины и различных регионов России. Конкурсные выступления и заключительный гала-концерт состоялся во Дворце культуры "Зеленоград". Жюри фестиваля, которое возглавлял народный композитор СССР Евгений Крылатов, определило победителей среди вокально-инструментальных ансамблей и отдельных исполнителей. "Виват, Победа" за время своего существования открыла много имен молодых артистов. Популярный сегодня эстрадный певец Алехно, 4 года назад дебютировал именно на зеленоградском фестивале армейской песни, как участник из Белоруссии.

Источник regnum.ru.

Постоянный адрес новости: www.regnum.ru/news/632341.html
17:32 28.04.2006

Прекрасное далеко

Все-таки журналистика — замечательное занятие. Могла ли я предста­вить себе лет 15 назад, что буду пить кофе и беседовать с человеком, при упоминании имени которого миллионы людей в нашей стране вспо­минают «Электроника» и «Гостью из будущего», с автором десятков хи­тов, с человеком, выпустившим кассету «Антология детского шлягера». Одним словом — я побывала в гостях у композитора Евгения Павловича Крылатова. Он рассказывал мне о том, что его часто путают с экс-мэром Москвы Гавриилом Поповым и режиссером Юрием Любимовым. Но, по-моему, больше всего он похож на голливудского режиссера Алана Пар­кера — седая шевелюра, добрые глаза, взгляд человека, знающего свое дело. Евгений Павлович, Вы очень удивились, когда к Вам с просьбой дать интервью обратились из журнала «Мягкое Золото России»?

—Не очень. Ведь ко мне часто обращаются с по­добными просьбами. Конечно, у Вашего издания осо­бая аудитория, но я догадываюсь, что Вы не будете спрашивать у меня совета, как правильно покупать
меха.

А Вам приходилось иметь дело с мехами?

—Только на уровне покупки шапки. Не знаю, к со­жалению или нет, но я не принадлежу к касте очень богатых людей. И не могу баловать свою жену норко­выми шубами. Правда, помню, когда мы с супругой были совсем молодыми и только поженились, я ку­
пил ей прекрасную колонковую шубу. Точнее, мы ку­пили эту шубу вместе с ее братом. Шуба была дейст­вительно замечательная, роскошный мех. Какой это был год? Сейчас уж и не встретишь колонковых шуб. —О, это было так давно! Мы были студентами: я
консерватории, она — юридического факультета.

Сейчас в гардеробе Вашей супруги есть шуба?

—Да, есть какая-то шубка из недорогого меха. При­знаться, даже не знаю из какого. Я должен вам ска­зать: в нашей семье нет культа вещей, мы не делимодежду на престижную и непрестижную. Вообще, уменя к одежде утилитарный подход. Поскольку мы
живем в стране, где зимой очень холодно, то механам нужны, прежде всего как защита от мороза. Этоне значит, что шуба обязательно должна быть из ме­ха леопарда.

Евгений Павлович, как Вы относитесь к GREEN­PEACE и их идее, что убивать животных негуман­но?

—Я очень люблю животных, у нас дома всегда бы­ла какая-то живность. Но считаю, что негуманно лю­бить зверей больше, чем людей, особенно детей.Подчас акции «зеленых» в защиту братьев наших меньших выглядят чересчур слезливыми, в то время,
когда вокруг погибают люди.Я могу согласиться с тем, что убивать животных ра­ди пижонства, например, ради того, чтобы получить какой-нибудь редкий вид меха — негуманно. Но еще раз повторю, мы живем в северной стране — без ме-ха нам не обойтись. Другое дело, что содержать зве­рей нужно в нормальных условиях и не издеваться над ними.

Насколько серьезно Вы относитесь к своему гардеробу?

—Каждый человек — продукт своего времени. Вте годы, когда шло мое становление, формирование,во-первых, сложно было вообще купить хорошуювещь. Во-вторых, меня всегда, главным образом, за­нимали творческие вопросы и идеи, а не проблема
— что одеть. Наверное, поэтому к одежде отношусьспокойно-равнодушно.Кстати, считаю это своим недостатком. Человек должен следить за модными тенденциями, должен разбираться в торговых марках, знать, кто такой Valentino. Но вот мне почему-то жаль на это своего времени, своих сил, хотя стильно одетые мужчины нравятся. Но в моей жизни этого не было. Для меня вообще самый тяжелый процесс: идти в магазин и покупать себе что-нибудь из одежды.

Жена Вам не помогает в этом процессе?

—По-разному: иногда помогает, иногда я делаюэто один. Так было, например, когда я шил костюмдля своего творческого вечера. Впрочем, призна­юсь, в молодости я был пижонистым малым и любилхорошие костюмы.

Думаю, не ошибусь, если скажу, что в семье Ва­ших родителей тоже не было излишне трепетно­го отношения к одежде?

—Совершенно верно. Я родом с Урала, из Перми.родители — простые люди. Мама выросла в дерев­не, очень рано совсем девочкой пошла работать назавод. Отец тоже работал на заводе. Их уже давнонет в живых. Все самое лучшее во мне от мамы. Она
была верующим человеком, добрым, душевным.Знала много народных песен, шуток, прибауток. Апапа будучи юношей купил скрипку и брал уроки иг­ры на ней. Еще он самостоятельно научился игратьна рояле. Отсюда, я думаю, моя любовь к классиче­
ской музыке. Во время войны, мы, как и все, жилибедно, но в доме у нас всегда был рояль. Папа поку­пал пластинки и ноты. Вот в такой атмосфере я вы­рос.Когда пришло время решать, чем за­ниматься в жизни, Вы точно знали, что будете композитором?

        Да, ведь я всегда был связан с музы­кой. В детстве учился в музыкальной шко­ле, потом в музучилище. Я очень рано на­
чал сочинять музыку. Для себя я решил,что буду учиться только в Москве. Мамабыла против, в детстве я часто болел
(что-то с легкими), и она мечтала, чтобы ястал агрономом: «Ходил бы на свежемвоздухе.»

Вы легко поступили в консервато­рию?

        Легко. Дело в том, что, когда я училсяна 4-м курсе Пермского музыкальногоучилища, меня и еще одного моего друга
послали в Москву на конкурс студентов,пишущих музыку. По итогам конкурсаотобрали четверых, среди них оказались
и мы с другом. Нас рекомендовали дляпоступления в консерваторию. Уже поз­же, когда я вернулся в Пермь, мне при­
слали рекомендацию от заведующего ка­федрой известного композитора Ю. Ша­порина. И вот представьте, я приезжаю
поступать в консерваторию, а у меня наруках их же рекомендация.Правда, там получилась любопытная си­туация. Мы все четверо рекомендованных завалили один предмет. Это была гармо­ния, которую у нас в Перми вообще не преподавали. Естественно, получив двой­ки, мы пошли к директору консерватории (в то время им был выдающийся музы­кант Александр Васильевич Свешников) забирать документы. Александр Василье­вич сказал: «Ни в коем случае, сдавайте экзамены дальше». А чтобы мы не лиши­лись денег, ведь даже если бы нас приня­ли с двойками, стипендий бы мы не полу­чали, экзамен разрешили пересдать. И какой-то преподаватель, закрыв глаза, поставил нам «хорошо».Я считаю, это была очень мудрая поли­тика. Свешников понимал: молодые люди приехали из глубинки, они талантливы, а если что-то не знают, то доберут во время учебы.У нас был очень сильный курс. Вместе со мной учились Альфред Шнитке, Алем-дар Караманов (кстати, брат моей жены). Его не очень хорошо знают в России, но на Западе любят и часто исполняют.

Евгений Павлович, а как пишется му­зыка?

        Очень просто. Сейчас я Вам дам ка­рандаш и нотную бумагу, и Вы напишетемузыку. Если говорить серьезно, то этого
никто не знает. Если бы я знал, как пи­шется музыка, то писал бы каждый деньпо «килограмму». Я говорю о высокой му­
зыке, которая становится явлением в ис­кусстве. У каждого композитора бываютне очень удачные произведения, проход­
ные, бывают свои достижения, вершины.

Настоящая музыка пишется по на­итию, по чему-то такому, что нисхо­дит на тебя сверху. Единственное правило, которого я придерживался всегда, когда-то было сформулиро­вано Петром Ильичем Чайковским: «Ленивых не посещает вдохновение». Конечно, иной художник может весь день просидеть за инструментом и ничего не написать. Но если вообще не присту­пать к работе, то, естественно, ничего не сочинишь.

Кроме музыки, Вы чем-нибудь еще занимаетесь?

— К сожалению, ничем. Может быть, это связано с тем, что я приехал в столицу из глубокой провинции и надо было обустра­иваться здесь практически с нуля. Это бы­ла борьба за существование. Поэтому, кроме музыки, у меня больше не было возможности ничем заниматься. Сейчас, оглядываясь на тот период, я ощущаю, что просто потерял лет десять на реше­ние бытовых проблем: квартира, пропис­ка и т.д. И как композитор я сделал не все, что хотел бы, что мог бы.

Вы жалеете о каком-нибудь совер­шенном Вами поступке?

        Такого поступка, совершенного мною сознательно, — нет. Наверное, по глупос­ти я и сделал что-то в своей жизни, о чем
сожалею. Но я никогда никого не обманы­вал, не предавал.

А Вас предавали?

        Нет. Так сложилось, что близкий круг моих знакомых — это честные, порядочные люди. По работе, конечно, приходит­
ся общаться с разными личностями, нодрузьями становятся только те, на кото­рых можно положиться. Хотя, ведь порой,
человек может предать кого-то, не пони­мая, что совершает неблаговидное дело.

Какие качества больше всего цените в людях?

        Чувство собственного достоинства.

Ваш самый большой успех?

        В моей творческой судьбе не былотакого момента «на утро он проснулсязнаменитым». Я постепенно шел к изве­
стности. Впрочем, по большому счету, на­ши успехи и неудачи расставит по своимместам время. Просто, надо честно и доб­
росовестно делать свое дело. Слушать го­лос своей души.Поворотным моментом в моей творчес­кой биографии, конечно, стала песня «Крылатые качели». Ее любят все: и взрослые, и дети. В песенном жанре она стала моей визитной карточкой. Потом было «Прекрасное далеко».

Кстати, о далеком, Евгений Павлович, как Вы думаете, что нас ждет после смерти?

        Это очень серьезный вопрос. Как ве­рующий человек, я верю, что после смер­ти нас ждет другая жизнь — вечная. Пре­красная или нет — нам неведомо. Но янедостаточно образованный в вопросах веры человек, поэтому подробно на эту тему говорить не могу. Я не боюсь смер­ти, я боюсь момента умирания. Боюсьсмерти близких людей. Вот взорвали до­ма. Представьте, как чувствуют себя род­ственники погибших. Это очень больно.

Что Вы желаете своим детям?

        Я желаю своим детям счастья. Моя дочь по образованию музыковед. Она за­кончила Московскую консерваторию.
Очень светлый, добрый человек. Глубоко верующая. Мы с ней духовно близкие лю­ди.Что касается сына, считаю, что у него все складывается хорошо. У него замеча­тельная жена. У меня очаровательная внучка.Я не желаю своим детям большого бо­гатства, престижных вещей. Теплота че­ловеческих отношений, по-моему, это од­на из непреходящих ценностей. Нена­висть, которую человек испытывает по от­ношению к другому, прежде всего разру­шает его самого. Злоба разрушает чело­веческую душу. И что самое страшное, она как смертоносное облако может «на­крыть» наших детей. Вот от этого мне хо­телось бы своих детей уберечь.

Что главное в Ваших отношениях с женой?

—Терпение и уважение друг к другу. И еще у меня есть один железный принцип: какие бы неприятности со мной ни случа­лись, я никогда не несу отрицательные эмоции в дом. Мужчина — это прежде всего огромное чувство ответственности за семью, за де­тей.

Беседовала Лейла Хусяинова

 

 

Работает на: Amiro CMS